green

(no subject)

Я подумал, что всё можно пережить. И больше не смог обижаться.
Что сделать, чтоб справиться с огненным гневом?
Загадка.

green

новая волна vs голливуд

"Необходимо, чтобы суровый этический приговор изобличил несправедливость "вещей" и возвестил о новой цивилизации на марше, словом, чтобы он непрестанно вновь открывал Америку, тем более что с самого начала мы отвергли анализ каких-либо причин. Американское кино довольствуется показом изнеживающего влияния окружающей среды на определенные цивилизации, да еще и вмешательством предателей в поступки", -- сказал Делёз об американском кинематографе, и был прав процентов на 90. После всех неприятностей начинается новый, лучший мир; не нужно думать, почему возникли те самые неприятности (главное -- новый, лучший мир); с предателями и обстоятельствами мы справились.

green

распад

Стало понятно, почему так много было пролито слез над смертью последнего родителя. Потому что это еще один мелкий осколок, отвалившийся от мозайки моего прошлого, от моей личности. И вот, стало ясно, что смерть начинается раньше болезней, приходящих в старости.  Стал виден потолок, деревянный потолок без люсры и крючка. Я почувствовала себя маленьким ребенком, которому рассказали о том, что мама, папа, няня, дедушка, брат и бабушка -- все умрут, и он разревелся. Все стало похоже на злую шутку: кто-то что-то делал, а кто-то не делал ничего, но каждый получил деревянный макинтош.
Иой говорит: "И что? И что?" -- а я не могу ответить, только разеваю рот, как рыба в аквариуме: уап-уап. Ничего. Я житель-наблюдатель.
green

приятная пустота

Иногда мне кажется, что изнутри своей головы я смотрю на мир, похожий на фильмы Тарковского. Иногда мне кажется, что моя голова -- это камера, которая надвигается на предметы, панорамы, пейзажи. Мне нравится смотреть, как поезд послушно изгибается, следуя линиям рельс открытой ветки метрополитена: важно стоять неподвижно до тех пор, пока он не остановит движение и не откроет двери. Потом я захожу.
Мне нравятся аудитории Строгановки до начала занятий. Все потертое, пыльное, по-разному серое, пустое. В больших аудиториях теряются малочисленные предметы. Я застываю, становлюсь одним из этих предметов.

cashel

авалокитешвара

Мне снятся только саспенс-сны и сны, похожие на японские страшилки. Они все страшные, очень страшные, но если их пересказывать, ничего пугающего в описании не отыщется. Нет крови и мяса, как в снах Нюши (барышни за стеной). Но просыпаюсь я в напряжении и ужасе, поджимаю ноги, подбираю одеяло, подтыкаю его под себя, чтобы кошмары не дотянулись до меня своими щупальцами из-под кровати. Долго, нудно и ненужно рассказывать обо всем, что снится. Но вчера я вернулась во сне в свой дом, где-то на чердаке (где у Бальзака голодали студенты и белошвейки). Там были всякие люди. Мне было плохо от того, что я надумала на прогулке; тяжелая голова, в которой росло и расширялось ощущение старое, гамлетовское: человек квинтэссенция праха. Я легла на застеленную, заваленную старыми матрацами и одеялами кровать, запрокинула голову, поняла, что все носят гипсовые маски — это правило: каждый должен носить. Сбоку я вижу маску Зенона или Аристотеля — она для меня, повисла в воздухе: ярко-белая на фоне темно-коричневой обшарпанности моего жилища. Я зову своего (давно погибшего друга), чтобы он придержал мне голову, чтобы сжал ее руками, чтобы ее не разорвало. Мне больно: тело свело судорогой, не физической, а какой-то совсем иной; голова переполнилась, в любой момент расколется, как яйцо; оттуда польется темнота. Я прошу, чтобы давно погибший друг подержал голову, чтобы сжал ее руками.

Потом я проснулась, недоспавшая. Так и не смогла заснуть.
Впервые я проснулась от экзистенциального ужаса.



bones
green

dentre, или содержимое

Мне кажется, мое рабочее место сильно похоже своим устройством на интерьер у меня в голове... Если, конечно, представлять себе голову эдакой комнатой (а я именно так ее себе и представляю: хожу по ней в клетчатой пижаме и грязных тапках-зайцах, шаркаю, кофием ляпаю на облезлый паркет).dentre
PretoBranco

L'Apollonide (Souvenirs de la maison close)

Больше всего на свете я люблю эстетическое наслаждение. И вот, не так давно мне довелось насладиться. Это был фильм L'Apollonide (Souvenirs de la maison close). И дело совсем не в том, что место действия бордель, а в том, что мне, как всегда, понравились отдельные детали, которые повлияли на дальнейшее восприятие.

Это Франция на рубеже xix и xx вв. Всё, что было читано из Бодлера, Рембо и Верлена, все визуальные образы и представления, которые возникали в процессе чтения их стихов (и не только), были так хорошо переданы здесь, что я разомлела. Обстановка, цвета и лица не взывали неприятного ощущения несоответствия не только ожиданиям и субъективному восприятию, но и знанию об этом периоде.

Все густо и душно, тяжело и тягуче, как патока. Сгустились цвета и телесность. Тяжелой была атмосфера безысходности, блеска и нищеты дома терпимости. Тягучими и липкими были сны той героини, которая мне так понравилась. Ее лицо могло бы появиться на картинах Климта или Врубеля. Я не знаю, можно ли сказать "мертвенная яркость", но именно эти два слова навязчиво всплывали в голове, когда я смотрела первую сцену с появлением Мадлен, когда слушала ее первый рассказ о том, что она увидела во сне.

На протяжении всего фильма ее сюжетная линия будет самой яркой: белой, черной, голубой (ее глаза), алой (ее губы). Мне понравилось то, что ее образ тоньше и деликатнее других, он похож на перепонку, чутко улавливающую вибрации окружающего мира (или, хотя бы, его маленького кусочка).

В фильме не выделен какой-то отдельный персонаж, но если присмотреться, то станет понятно, что это она, черно-белая, с голубыми глазами и красным ртом. Она будет разрушена так же, как весь xix век. И это прекрасно.

А еще саундрек. Одна из самых запоминающихся композиций
The Right To Love You by The Mighty Hannibal явный анахронизм. Но это не звучит, как что-то противоестественное, потому что играет роль универсального языка, который передает ощущения персонажей, обитающих в позапрошлом столетии, зрителю нынешнего века. И снова восторг.

Вот они, детали, которые пришлись мне по вкусу, которые я тут же проглотила, а за ними с удовольствием сжевала глазами остаток фильма.


jew

L'Apollonide Souvenirs de la maison close
hypno

Страна изгибающихся монстров, извивающихся призраков

Они колышатся и шуршат. Шуршат и булькают. Шелестят сухие чешуйки старой кожи. Она дышит и смотрит на меня, и выглядит так жалко. Я думаю о том, что она опустошилась, что она высохла потому, что из нее вышло все зло... и она осталась пустой потемневшей апельсиновой шкуркой, беспомощной и бесполезной. Ее вернули из больницы, и мне нравится ухаживать за ней. Мне нравится быть для нее Хароном. Мне кажется, только я могу быть им в ее замкнутом мире. Только я имею право на это.

green

Кризис среднего возраста

Закончив переводить громадный португальский текст, расслабилась и начала лениво шарить глазом по статьям о Вульгате и Септуагинте. Расслабившись, я еще и развесила уши. Рядом со мною сидела парочка, милейше курлыкала, и я услышала, как барышню назвали принцессой. И призадумалась. Вспомнила забавную историю про мальчика Ванечку, который однажды услышав, что гостившую у них девочку мама назвала принцессой, чтоб та не ревела, сказал: "По-моему, она не принцесса, а дура". Я засмущалась. Потому что у себя в голове я постоянно злобствую в последнее время. Потом припомнила, что меня никто даже не пытался назвать подобным образом. И что рекорд бьют слова "шизофреничка" и "друг". И мне стало немного грустно. Друг - это клево и отлично. Но все же я загрустила. И черт знает , почему. Потому что, наверное, размякла и стала сентиментальной. И, наверное, потому что последние два года пытаюсь пробовать быть не тем, кем была раньше: вылезти из трекинговых ботинок и драных клешей, из палаток и байдарок, чтобы... собственно, что? Посмотреть, как оно бывает. Но я тут же представляю себе дядьку в платье. Стоит он, широкий, швы на лифе трещат... И если распределялись бы сейчас роли в каких-нибудь толкиеновских игрищах, дали бы мне не платье, а шлем. Поэтому я не принцесса, маленький сам себе воин. Подумав так, пошла домой отжиматься.